Отдых на Камчатке в удовольствие

петропавловск камчатский

В России трудно найти второй регион, для которого сложившиеся стереотипы об отдыхе более стабильны, нежели Камчатка. Среди иностранцев по-прежнему сильно представление о Камчатке, как о заповедном крае огнедышащих гор, медведей и красной рыбы. Россияне считают Камчатку лишь перспективным регионом для развития экстремального туризма, то есть заведомо непосильных обычному человеку и очень опасных путешествий. В немалой степени этому способствуют отечественные информационные агентства. Хороших вестей с Камчатки практически нет, а сообщений о всевозможных инцидентах с туристами, по различным причинам отказавшихся от услуг профессиональных проводников и отправившихся отдыхать дикарем, хоть отбавляй.

К своему отдыху мы подошли со всей серьезностью, несмотря на то, что целью посещения Камчатки каких бы то ни было рекордов не ставили. Разумеется, хотели побывать в Долине Гейзеров, увидеть вблизи камчатские вулканы, сплавиться по одной из быстрых речек, искупаться в горячих источниках. Кроме того, были серьезно настроены пополнить свой фотоархив, ведь Камчатка — одно из таких мест, куда мечтает попасть каждый фотограф.

Отдых на Камчатке мы начали планировать осенью, к зиме у нас был проводник — Гек Волынец, личность на Камчатке известная, журналист, мастер спорта, с юности изучавший Камчатку вместе с отцом, известным на полуострове вулканологом, а впоследствии участвовавший в ряде экспедиций как корреспондент одной из общероссийских газет. К февралю им был разработан маршрут, к весне по его совету куплены относительно дешевые авиабилеты, к началу последнего летнего месяца разношены горные ботинки….

И вот, наконец, после восьми с половиной часов мы в Елизове, аэропорту, похожем на десятки других по стране, с традиционным памятником самолету на высоком постаменте, c той лишь разницей, что здесь это Ли-2. В толпе встречающих Гек Волынец выделяется длинными волосами, бородой и футболкой с надписью: «Я не турист, я здесь живу». Пока идем к стоянке, сплошь заставленной внедорожниками, размышляю, что машина, наверное, будет под стать хозяину, колоритной. На подходе замечаю ярко-красный Toyota HiLux Surf. Точно, его. Грузим вещи в джип, обхожу по привычке машину справа. «За руль сама сядешь?», — смеется Гек. Леворульные на Камчатке в большинстве своем только рейсовые автобусы. Едем в Паратунку.

Паратунка — это санатории, базы отдыха, гостиницы, построенные рядом с множеством лечебных горячих источников — бальнеологический курорт на Камчатке. Наш отель представляет собой недавно возведенный двухэтажный деревянный терем с большим бассейном, куда по трубам поступает термальная вода. Утром в понедельник никого, кроме нас, в купальне не было. Служащий отеля, измерив температуру воды, сообщил, что она составляет 38 градусов. Активно двигаться в ней не рекомендуют, да и вообще совершать никаких лишних телодвижений в ней не хочется. Термальная вода действует расслабляюще, нас же после долгого перелета совсем разморила. Чтобы мы не заснули и плавно вписались в камчатское время, наш гид повез нас на экскурсию в Петропавловск.

Город получил свое название в далеком 1740 году. 17 октября два судна второй камчатской экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова — пакетботы «Святой апостол Петр» и «Святой апостол Павел» вошли в Авачинскую губу и остановились на зимовку. В честь святых, имена которых носили пакетботы, была названа гавань. Позднее был построен Петропавловский острог, давший жизнь городу-порту.

Сегодня Петропавловск-Камчатский вытянулся вдоль Авачинской губы на 40 километров. В ясную погоду дома в городе пускают солнечные зайчики, поскольку целые кварталы облицованы штукатуркой с вкраплениями стекла. Здания здесь малоэтажные, высотки строить опасно: повышенная сейсмичность. Единственный «небоскреб» – шестнадцатиэтажный дом со специальным каркасом, едва ли не Ванька-встанька – выдержит любое землетрясение.

В центре города — широкая площадь с памятниками Ленину и небесным покровителям стольного града земли Камчатской, которые смотрят на бухту, на вулкан Вилючинский, расположенный на другом берегу, на набережную, любимое место прогулок горожан. Здесь есть драматический театр и есть казино, краеведческий музей и супермаркеты с практически московским ассортиментом товаров и такими же ценами. Петропавловску не чужды проблемы мегаполисов, такие как автомобильные пробки и загазованность улиц. Он мог бы быть обычным российским городом, если бы не был Городом-под-Вулканами…

В первый день на Камчатке мы научились жить с фразой «если позволит погода». Нам она позволила многое, в частности на следующий день отправиться в Долину Гейзеров, куда уже трое суток не летали вертолеты из-за плотно укутавшего ее тумана. Однако вначале нам предстояло побывать в еще одном заповедном месте Камчатки – кальдере вулкана Узон.

Предполетный досмотр в составе сборной группы мы прошли быстро... И вот уже внизу тонкой лентой потянулась река, дома уступили место лесу, который лег сплошным темно-зеленым ковром, потом вертолет перелетел хребет с белыми пятнами снежников. Гамма зеленого стала намного разнообразнее, и появились многочисленные голубые пятна озер. Проведя в общей сложности чуть более часа в пути, и, преодолев почти 200 километров, вертолет совершил посадку.

Еще ничего не зная об Узоне, ощущаешь, что место необычное. Этот особый мир, замкнутый в кольце гор, наполнен звуками кипящей воды, непрерывным шипением пара, вырывающего белыми струями из-под земли и расстилающегося над озерами. С незапамятных времен сохранилась красивая и печальная легенда об образовании Узона. Давным-давно на этом месте стоял вулкан, на самой вершине которого жил могучий добрый богатырь Узон, всегда помогавший людям. Он закрывал ладонями жерла вулканов, когда те выбрасывали раскаленные камни, усмирял громадных оленей, вызывавший своим быстрым бегом землетрясения. Одиноко жил Узон, поскольку злые духи грозили разрушить его вулкан, если он откроет свое местонахождение людям. Позволено ему было лишь выбрать себе жену. Долгое время искал Узон подругу, наконец, встретил красавицу Наюн, полюбили они друг друга. Увез Узон ее к себе, и жили они долго и счастливо, пока Наюн не захотела повидаться с родными.

Раздвинул Узон руками горы — образовался путь в стойбище. Однако прошло совсем немного времени, и любопытные люди отправились поглазеть на Узона. Разгневались злые духи, разверзлась земля, поглотила вулкан, а Узона превратили в скалу. Льются слезы из глаз застывшего богатыря, убегают рекой к океану, на берегу которого расположено стойбище, где осталась Наюн. На дне образовавшейся гигантской чаши поселились злые духи, которые жгут серу и хотят кипятком и удушливым газом уничтожить все живое. Однако слезы Узона охлаждают кипяток, превращая в целебные минеральные воды. Так добрый богатырь продолжает служить людям…

Эта легенда своего рода популярная форма рассказа о катастрофическом катаклизме, произошедшем много сотен тысяч лет назад, когда серией взрывных извержений был уничтожен исполинский вулкан, и образовалась не менее внушительная котловина. Дно кальдеры (исп. caldera, буквально — большой котёл) вулкана Узон представляет собой низменность, поднятую над морем на 650 метров. Борта кальдеры достигают почти километровой высоты.

По дощатым настилам, проложенным, чтобы сохранить уникальный природный мир, мы начинаем движение по берегу Центрального озера. Временами экскурсовод делает остановки на смотровых площадках или вблизи различных достопримечательностей: грязевых вулканчиков, которые умеют изливать глинистую «лаву», очень похожую на настоящую, булькающих грязевых котлов, которые запросто могут «плюнуть» на несколько метров раскаленной глиной или вылепить на своей поверхности великолепную розу.

Со второй смотровой площадки мы наблюдали совершенно идиллическую картинку: мирно пасущегося на противоположенном берегу озера огромного бурого медведя, которого зорким взглядом выцепила единственная в группе иностранка и истошно закричала: «Look, look, bear!».

Экологическая тропа, идущая по кругу, временами пересекает заросли папоротника и кедрового стланика. Полюбовавшись серными с молочно-мутной водой озерами в обрамлении берез, мы отправляемся к горячему Банному озеру. У этого спокойного на вид и некогда очень популярного у туристов озера, с ложным дном из черной самородной серы, оказался взрывной характер, который он продемонстрировал в июле 1989 года находящимся поблизости егерям Кроноцкого заповедника.

Много удивительных объектов охраняет заповедник, однако его главным сокровищем, несомненно, является Долина Гейзеров, на которую взял курс, покинув кальдеру, наш вертолет. Через пять минут, сделав над Долиной круг, он плавно опустился на площадку, где уже стояли четыре рыже-синих машины. Поскольку к Узону в тот день больше никто не летал, ранее прибывшие экскурсионные группы одна за другой начали покидать Долину, едва мы отправились к гейзерам.

Смотрите также:

    Морская вода

    Той самой бухте, в которую в 1741 году многодневные изнурительные шторма пригнали корабль Второй Камчатской экспедиции, отправленной на поиски пролива или перешейка, соединяющего Азию и Северную Америку

     

Источник: http://www.adrenalinetour.ru

Меню

Некоммерческий информационный сайт для любителей рыбалки и охоты.
Напоминаем вам о необходимости получения всех требуемых законом лицензий и разрешений!
2010-2017 гг. eco-trophy.ru