Сплав по Катуни на рафтах

Река Катунь

Рафтинг — сплав на этакой большой надувной лодке, рафте, по горной реке. Например, Катуни, той самой, что вкупе с Бией великую сибирскую реку Обь родит. Рафтер — это обычный турист, какими время от времени бываем мы с Вами. С тем отличием, что устал он от полуживого блуждания вокруг турбазы. И захотел чего-нибудь «пикантного». И отважился на сплав по Катуни на рафтах. А его, в компании единомышленников, взяли и отправили аж к устью алтайской речки Большой Яломан, что несет свои воды в Катунь. И тут на группу спускается ночь... Ночь потому, что засветло сюда все равно не добраться.

Утро в походе по причине нескончаемости процесса единения наступает поздно. Зато громко и радостно, с еды, возвещаемой на Алтае емким возгласом «жор!».

Туристский жор — жаден и скор. Настает пора паковать вещи в драйбэги (англ. dry-bag — сухой мешок). Они же — непромокаемые мешки-цилиндры. Их набивка — большая морока. Или большое искусство, как хотите. Дружно несем к «большой воде» «бэги» и сам «рафт».

Наши вожди крепят бэги, и рафт готов. Но готов ли экипаж? Здесь очень кстати будет инструктаж.

Ну вот еще радость: надо облачаться в громоздкую «куртку», что зовется «спасжилетом» и которая «выталкивает» из воды аж 110 кило. А чтобы толкатель этот ненароком не высунулся вперед батьки, прицепляться к нему задумано вместе с ногами. Надевается эта обязательная обуза поверх болоньевого костюма, именуемого «брызгозащитой». На голову нахлобучивается специальная каска — как символ смелости, наверное. Довершает картинку весло...

Снарядив пришельцев, капитан переходит к главному. «В случае выпадения пугаться и суетиться не надо, — с металлом в голосе «успокаивает» он. — Это еще не конец жизни». Видимо для того, чтобы конец этот оттянуть как можно дальше, рафт всю дорогу пасет страховочный катамаран с «катунскими волками». Отвратить чей-нибудь каюк призван также каяк — жутко верткое суденышко, очень похожее на байдарку-одиночку. А на что этот «обрубок» способен! Это надо видеть.

Впрочем, выпасть из лодки не так просто: одна нога хитро захвачена брезентовым ремнем. На мирных участках Катуни — встречаются и такие — можно вываливаться добровольно, дабы полнее прочувствовать холодную мощь течения. Назад на борт Вас затянут могучие руки капитана, если сами не выберетесь. А вообще, случись кому выпасть из «гнезда» — вынужденно или по своему усмотрению — далеко ему не уйти. Догонят и посадят на место. Хуже, но бывает и такое, если рафт перевернется (тут в ходу слово «кильнуться»). Однако и это не конец жизни. При условии, что будете крепко держаться за тросы, что тянутся по бортам лодки. А если не будете... Так просто утонуть Вам не дадут, даже если очень захочется.

На «тряских» походах, таких, как наш, оптимальным числом добрых молодцев (и красных девиц — без них никуда, и примета «баба на корабле — быть беде» к сплавам по бурным рекам не относится) будет «семерка», считая капитана. Без него никак. Он на эти семь дней (магия чисел, да и только)— Ваш царь и бог. Другие недоступны, связи с «миром» нет.

Что же, дорога нам теперь одна — сквозь пороги вниз по реке. А капитан гнет свою линию, убивая последнюю надежду на спасение от водной экзекуции. Оттолкнувшись от берега, он проверяет, есть ли толк от его команд. Для начала — на мели. Отдаются приказы двояко: или один на всех гребцов, или каждому борту свой. Советую их выполнять. Катунь — дама хоть и прекрасная, но все же суровая. И юмор пришельцев из городского мира понимает плохо.

Капитан доволен: «пошли вперед»! И нас тут же, словно проверяя на «вшивость», встречает высокая волна. Прямо как в море, такая же белая. И рафт наш уже не кажется непотопляемым: Катунь окатила нас с головы до пят. А мы что — мы себе гребем. Того громко требует капитан и здравый смысл, диктующий развить наибольшую скорость. Только она поможет избежать препятствий. Например, тут и там расставленных в русле камней. Ну и пусть себе стоят? Ан нет, у них есть одно прескверное умение — создавать за собой обратное течение. Порой настолько мощное, что ему вполне по силам остановить рафт, подтянуть его к себе, и «подкусив» его борт, опрокинуть. Даже такой полуторатонный «крейсер», как наш, груженый. А чтобы этого не случилось, и нужен бодрый ход. А потому грести нужно слаженно и изо всех сил. А есть еще воронки, для нашей посудины, правда, не опасные. Опять же, если наяривать. Не то сценарий тот же: «подкусит» борт и попробует «кильнуть».

Дисциплина и осторожность на воде — дело, несомненно, первое. Но не единственное. Горы здесь красоты неописуемой, а коли так, то не станем их описывать. Скажем лишь, что потрясение водой сменило потрясение пейзажами Горного Алтая. Необъятного в коротком рассказе не объять. Лучше проскачем галопом по порогам. Здесь и без того неуемная энергия воды предстает в сжатом, напружиненном виде. Против «девятого вала» оружие есть — скорость. Загвоздка в том, что бывают эти гребни «косыми». Эти норовят столкнуть рафт с «дорожки» — наиболее выгодного для него курса — и, развернув как им вздумается, закинуть в скальный «карман».

Не все люди в стрессовой ситуации способны адекватно воспринимать команды. Но ведь Вы хотели проверить себя «в деле»? Если так, стоит выбраться на этот маршрут. Сплав по Катуни на рафтах в ее среднем течении — не верх сложности, но по начинающим он прокатится адреналиновым катком. Оправившись от такого «наезда», Вы обнаружите, что он выжал из Вас все наносное и несущественное. И, главное, заставил Вас подходить к этому миру с совершенно иной меркой...

Смотрите также:

    Плато Укок

    Наше появление добавило лагерю комфорта: у близлежащего озера выросла туристическая баня, дрова для которой были заготовлены еще во второй день путешествия, когда сухие деревья еще не были не вес золота

     

Источник: http://www.adrenalinetour.ru

Меню

Некоммерческий информационный сайт для любителей рыбалки и охоты.
Напоминаем вам о необходимости получения всех требуемых законом лицензий и разрешений!
2010-2017 гг. eco-trophy.ru