Охота и рыболовствоРыбалкаМеста → Рыбалка в Мошку

Рыбалка в Мошку

ловля сома

И снова знакомые места. Мы вернулись, чтобы все начать сначала.
Наш переезд из Верхнего района на Нижний, где расположено много рыболовных баз, был весьма удачен.
Мы очень хотели, чтобы условия ловли в двух разных районах были максимально сходными. В первую очередь это касалось уровня воды в реке.
В прошедшие несколько дней на Верхнем участке он очень медленно понижался, примерно на 0, 5 см за сутки, так что можно сказать, что оставался почти неизменным. В Нижнем районе уровень воды был постоянным – это подтвердил и персонал базы «Ахтуба», где внимательно отслеживают обстановку на реке: погоду, состояние реки, активность рыбы. Когда мы заинтересовались этими вопросами, нам тут же была предоставлена таблица с данными об уровне за прошедший месяц. Они были сходны с тем, что мы сами наблюдали на Верхнем участке, в 150 км выше по течению. Это давало нам возможность корректно сравнить распределение, поведение и клев рыбы в разных районах Нижней Волги и под вытеками разного типа.

Серьезно разведывать обстановку в Нижнем районе не понадобилось – она была такой же, как в предыдущем году, поэтому мы, вооружившись снастями для ловли взаброс, ранним утром следующего дня отправились на один из хорошо обследованных вытеков, находящийся в протоке Кокцикмень, Мы решили проверить и уточнить кое-какие наблюдения.
В прошлом году нам удалось разгадать секрет ловли сома на самом мелководье, под устьем вытеков – сом стоял на минимальной глубине, спины чуть ли не торчали из воды. Поэтому мы решили: сначала, если повезет увидеть comobs понаблюдаем за их поведением.
Мы остановили наш катер в стороне от устья вытека и тихо-тихо подкрались к нему по берегу. Рассвело, солнце хорошо освещало прибрежную кромку протоки.
Видимо, шли мы действительно тихо, ибо, внимательно разглядывая воду, хоть и не сразу, но разглядели в конце концов усатую тушу, стоящую возле самого устья вытека.
Непросто было рассмотреть сома: окраска его тела – грязно-оливкового цвета со светлыми и темными пятнами – идеально маскирует рыбу на фоне песчаного или глинистого дна. Выдают сома его усы, которыми он постоянно шевелит.
Сом лежал на дне так плотно, что казалось, будто он слегка закопался. Но это был настоящий хищник, спрятавшийся в засаде. Он оставался равнодушен к массе карповой мелочи, длина которой не превышала 1-3 см, но стоило из вытека скатиться небольшой стайке 8-10-сантиметровых рыбок, как он моментально ее атаковал: резко бросился на рыбок с открытой пастью, и, подняв облако мути, ушел с разворотом в сторону глубины, от берега.

Мы не ушли с маленького мысика и продолжали наблюдать, надеясь, что место засады не будет долго пустовать.
И действительно, примерно через 15-20 минут мы увидели, как к месту засады очень медленно и аккуратно буквально подползает сом. Невозможно было определить, тот же самый он или на освободившееся место претендует другой.
В прошлом году с одного места за неполный час, с интервалами около 20 минут, мы поймали трех сомов примерно одинакового размера. Поэтому мы надеялись, что не один сом. стоит под вытеком, что на кормежку подошел не «наш» сом, а следующий.
Нам удалось увидеть, как сом обустраивает засаду: подобравшись к месту, сом начал возиться брюхом и головой по дну, набрасывая песок на грудные плавники. Возможно, усатый великан таким образом откопал себе в грунте небольшую ямку, своего рода окоп. Расположившись в засаде, он немедленно выпустил свои усы вперед, распустив их наподобие чувствительных антенн.
Ведь когда удается понаблюдать за жизнью речных обитателей в их естественной среде, а картины охотящихся сомов оставляют впечатление даже большее, чем их простая поимка.
Пора было заканчивать – все, что мы хотели увидеть, мы увидели, включая настоящий «суп» из молоди рыб всех размеров, от мельчайших сеголетков до стай плотвы, подлещиков и жерехов длиной 5-15 см. Настало время ловли, пора было прощупать и мелководную прибрежную кромку, и приглубые участки ближе к руслу протоки.
Установив лодку напротив устья вытека, буквально за несколько минут мы выловили трех сомов – весом 12, 12, 5 и 14 кг. Две рыбины попались на небольшие крэнкбейты при проводке твичингом и один позарился на троллинговый воблер YO-ZURI 3D Crank.
Тем не менее сразу бросалась в глаза диаметрально противоположная картина с сомами. Под вытеками Верхнего района сомов не было вообще, тогда как в Нижнем их было действительно много. Мы пришли к заключению, что Нижний район более благоприятен для нереста и нагула молоди сомов. Не исключено, что тут расположен воспроизводственный участок сомов, тогда как Верхний район в большей степени представляет собой своего рода резервацию крупных производителей.

Так как миграции сомов в Нижней Волге изучены слабо, нельзя исключать перемещения крупных производителей вверх и вниз по течению для размножения. Также весьма вероятен скат молоди вниз по течению.
Сомы – как самцы, так и самки – строят гнездо, куда откладывают икру, и некоторое время охраняют собственное потомство. Вполне вероятно, что сом прекрасно разбирается, где ему лучше размножаться и где его молодь будет лучше себя чувствовать и лучше расти.
Создается впечатление, что молодь и некрупные половозрелые сомы явно чаще встречаются в местах с многочисленными протоками и крайне сложным подводным рельефом, где есть глубинные желоба и обширные мелководные участки. Рыболовы прекрасно знают, как много мелкого сома в дельте Волги, но за трофеями едут выше по течению, где Волга широка и глубока.
Еще одно существенное отличие вытеков разного типа заключается в разном ритме клева. Под «глубокими» вытеками рыба клюет с большей или меньшей активностью весь световой день, и мы не обнаружили периодов затишья. Наоборот, под «мелкими» вытеками отчетливо выражена периодичность клева, вплоть до того, что каждый вид имеет «свое» определенное время клева, причем под вечер активность клева большинства хищных рыб тут постепенно снижается, как будто они устают за долгий июньский день.
При ловле под «глубокими» вытеками Верхнего района у рыболова более широкий выбор способов ловли – троллингом, взаброс на джиг-приманки и всевозможные блесны, тогда как в районе «мелких» вытеков Нижнего района троллинг из-за множества коряг и сложного рельефа дна практически невозможен.
Трудно сказать, насколько сильно это обстоятельство может повлиять на интерес к рыбалке. Во всяком случае, мы ничуть не страдали от того, что в Нижнем районе мы не смогли пройти троллингом. В то же время под «мелкими» вытеками мы тоже постоянно меняли снасти и способы проводки – для ловли джиг-приманкамм использовали более тяжелые и грубые снасти – спиннинги длиной 3 м с тестом 25-65 г, а для ловли щуки, окуня или чехони – более легкие снасти длиной 2, 5-2, 7 м с тестом 5-15 г.

Если подводить формальные итоги – число пойманных рыб и общий вес улова, то результат ловли под «глубокими» вытеками выглядит весомее, поскольку представлен сравнительно более крупными рыбами. Однако результат этот явно однобок – в улове резко преобладает жерех, судака же было почти втрое меньше.
«Мелководные» вытеки Нижнего района на самом деле не очень – то уступают по общему зачету. Можно сказать, что разница малосущественна и с лихвой компенсируется высоким разнообразием рыб в улове. Кроме того, присутствие в уловах сомов делает рыбалку качественно иной. Для нас, например, поимка даже нескольких сомов весьма привлекательна, а самое главное, сохраняется надежда на поимку более крупных экземпляров. Судя по разговорам с егерями рыболовной базы «Ахтуба», под вытеками вполне могут быть сомы весом до 25 кг.
Таким образом, июньская ловля под вытеками в разгар вылета мошки подтвердила свою перспективность, а Нижняя Волга еще раз показала, как мно го неизведанного все еще остается среди великого разнообразия ее участков.
Мы убедились, что каждый крупный район, да и каждый более или менее приличный по размеру вытек представляет собой уникальную, своеобразную систему, где рыба ведет себя не так, как на соседнем участке. Благодаря этому для рыболова открываются новые великолепные возможности.
Конечно, мошка не должна стать серьезным ограничивающим фактором, готовиться к рыбалке в этот период надо очень тщательно, чтобы она не сорвалась. В то же время мы пришли к выводу, что, планируя поездку на Нижнюю Волгу в период мошки, все-таки более разумно ориентироваться на возможности, которые предоставляет рыболовная база.
Надо обладать действительно большой силой воли и быть очень целеустремленным, чтобы преодолевать тяготы походно – палаточного образа жизни ради рыбалки, пусть и такой перспективной. В дикарских» условиях трудно уберечься от мошки, и ее укусы вполне способны причинить организму серьезный вред из-за действия ядовитой слюны кровососов. Поэтому, если нам в будущем доведется еще раз собраться на ловлю в период мошки, мы бы предпочли остановиться на рыболовной базе.

До свидания, вытеки. Вперед, на русло!

Итак, одна из наших задач была более или менее успешно решена, наступило время перейти к другой – поиску судака на открытых пространствах.
Нельзя сказать, что мы хотели ограничиться только судаком, но, хорошо понимая трудности поиска, решили, что было бы хорошо разобраться хотя бы с одним из видов рыб.
Судак был выбран в первую очередь из-за своей массовости в Нижнем районе, этот факт вселял в нас надежду на то, что усилия не пропадут напрасно. Завершив работу с вытеками, мы переориентировались на русловую ловлю.
Наш опыт прошлого года говорил о том, что на русловых участках Ахтубы глубиной 5-6 м и более судака в большом количестве нет.
Мы еще раз убедились в его июньском отсутствии на глубинах открытого русла и сейчас, обследовав на Ахтубе участок длиной 4 км и шириной примерно 80-100 м, а на Волге – 3, 5 км и шириной около 300 м. Конечно, отметки от рыб на экране были, кое-где виднелись даже неплохие стаи крупных рыб, но это был явно не судак – скорее всего, лещ или сазан. Судаки на русловых участках вроде бы и были, но какие-то редкие, стояли поодиночке, и размер рыб был небольшим. Но, в общем и целом, хищника на русле, вернее, на глубине, найти не удалось и сейчас.
Однако если в прошлом году этот неприятный сюрприз поставил нас в полный тупик, вплоть до того, что мы просто отказались от поиска судака на речных просторах, то в эту поездку мы были готовы к такому развитию событий.
Раз хищника нет на больших глубинах и открытых участках русла, то его надо искать ближе к берегам. Отлогие мелководные берега с плавным понижением до 3-4 м нам удалось обследовать достаточно быстро и без особого труда, правда, и хвастаться было нечем. Конечно, в таких местах вдоль береговой линии держалось невероятное количество молоди всевозможных размеров, однако такие скопления мелочевки были на глубине менее 1 м. В таких местах мы вполне успешно приспособились ловить окуня на мелкие вращающиеся блесны, но поимка полосатых хищников весом 100-150 г устроить нас никак не могла.
И в самом деле, на мелководьях мы стремились поймать не столько окуня, сколько жереха – он-то как раз держался неподалеку от берега и совершал набеги. Но, увы, следов его присутствия не было. Не говорим уж о том, что попытки поймать судака троллингом на глубине 3, 5-4 м были пустой тратой времени, а эхолот ничего не показывал.

Некоторый интерес у нас вызвали непроточные речные затоны, и хотя больших надежд на них мы не возлагали, все-таки обследовали несколько затонов. Ничего особо интересного мы там не обнаруживали. Конечно, там держалось очень много молоди, достаточно крупной, тогда как мигрантных сеголетков не было вообще. Все-таки ранней молоди нужен поток, в первую очередь для расселения и дальнейшего перехода к жизни в придонных слоях воды.
Ситуация с хищником была совсем неинтересной, в затонах стояли только мелкие окуньки да щучки весом 100-200 г. Поэтому мы довольно быстро отказались от ловли на мелководных участках и двинулись в сторону глубокого обрывистого берега.
Накануне мы убедились, что молодь встречается повсюду, в том числе и на самом стрежне Волги, вдали от берегов, под самой поверхностью.
Кстати, миграция мелких рыбок по минимальной глубине является хорошо выраженной защитной реакцией – находясь в считанных сантиметрах от поверхности, молодь как бы растворяется среди солнечных бликов, возникающих на волнистой поверхности. Да и сами волны также являются укрытиями, своего рода вывернутыми вниз холмами, в распадках между которыми прячутся стайки мелких сеголетков.
Ясное дело, что на русле с его прямолинейной структурой течений молодь нигде не задерживается, раз ее миграция проходит под поверхностью, вдали от опасного дна, где кишат хищники. Из этого следовало, что поиск судака на больших глубинах и стрежневых участках большого смысла не имеет.
Но вот участки коряжника как бы разбивают и закручивают водный поток, благодаря чему здесь образуется множество затишных участков и водоворотов, в которых, по идее, должна скапливаться молодь.
Собственно говоря, именно эти соображения и легли в основу нашего поиска, поэтому коряжник нас интересовал в первую очередь: там, где на дне лежит множество деревьев, всегда можно надеяться на присутствие рыбы.

Нас привлекала Волга, где закоряженных мест много и вдоль правого, и вдоль левого берега. В коряжнике мы обнаружили множество сеголетков. Молодь плотно стояла среди коряг, как раз в более или менее тихих местах. И при этом в самых корягах, под стоянками сеголетков, и на течении, в непосредственной близости от коряг, эхолот ничего интересного не обнаруживал. Получалось, что молодь в корягах была, а хищника не было. Для очистки совести мы обловили джиг-приманками несколько участков коряжника, используя «незацепляйки» на офсетных крючках, но толку от этого действа не было никакого – просто ни одной поклевки.
Провал наших замыслов относительно коряжника обескуражил и расстроил. Оставалось совсем немного возможностей поиска судака в русле. Фактически все. что оставалось, это участки обрывистого берега. Не очень-то интересные места, тем более, что в прошлом они ничем себя не проявили. Однако больше ничего не оставалось.
Так получилось, что эти грустные итоги мы обсуждали, находясь в заякоренной лодке, которая стояла напротив коряжника правого берега Волги. А обрывистый берег без коряжника был расположен немного ниже по течению от точки, на которой мы стояли. Вот мы и решили приподнять якорь, немного сплавиться вниз по течению, и, будучи в дрейфе, посмотреть, что покажет нам эхолот.
Сплавившись на приподнятом якоре около сотни метров, мы резко остановились, увидев кое-что весьма интересное.
Напротив нас берег образовывал небольшую бухточку, которая заканчивалась хорошо выраженным мысиком, выступающим в сторону реки. Наше внимание привлекло довольно серьезное воротное течение, образовавшееся рядом с основным потоком. Водоворот имел вид овала длиной около 18-20 м и шириной около 10 м.
Не менее интересные сведения показал нам и эхолот. Если рядом с водоворотом глубина была около 9 м, то непосредственно под водоворотом глубина была всего 6-7 м. Образовался такой вот «стол», или «полка», возвышающаяся над глубинами.
Ни слова не говоря друг другу, просто перекинувшись взглядами, мы оба схватили спиннинги и почти одновременно забросили наши джмг-приманки от русла в сторону берега. Не успели мы сделать и третью «ступеньку» в проводке, как у одного из нас последовала мощная поклевка, и через несколько минут борьбы мы уже держали в руках почти двухкилограммового судака.
Еще примерно 15-20 минут ловли – и мы были в полной мере вознаграждены за поиски и неудачи. Мы наконец-то нашли место стоянки судака в русле, вдали от вытеков, причем вполне приличного по размеру – в улове не было рыб меньше 1, 5 кг.

Клев судака на «водоворотной полке», как мы назвали это место, кончился довольно быстро – собственно говоря, после этих 15 минут активного клева все затихло. Но мы сильно не расстроились, та к как почти не сомневались в том, что это произошло из-за времени суток.
Дело в том, что мы подплыли к месту, когда уже почти полностью рассвело, и прекращение клева судака хорошо совпало с моментом, когда солнце полностью поднялось над деревьями и его лучи ярко осветили правый берег Волги, вдоль которого мы ловили.
Такой привередливый клев судака был хорошо нам знаком – буквально накануне точно так же случилось под вытеками.
Самое главное было в другом – стоянки судака в русле все-таки есть, и появились идеи, где его надо искать.
Еще один факт, который нас порадовал – искомое место нам удалось обнаружить без помощи хитрых приборов – ведь даже если бы мы и не определили глубину по эхолоту, все равно стали бы пробовать ловить там джиг-спиннингом. Несомненно, эту самую «полку» мы бы точно обнаружили. Дальше оставалось куда более простое дело – понять, почему это место так привлекло судака, выяснить, далеко ли он отходит от «полки», и, наконец, поездить вдоль берегов и повнимательнее поискать такие места еще.

Смотрите также:

    Большая рыба

    По мнению опытного спортсмена, излишне трудиться, протирая глину через мелкие сита и добиваясь превращения глины в пылеобразный серый порошок, вовсе не обязательно, в крупной фракции грунта тоже есть свои преимущества

     

Источник: http://www.ruboman.ru

Меню

Некоммерческий информационный сайт для любителей рыбалки и охоты.
Напоминаем вам о необходимости получения всех требуемых законом лицензий и разрешений!
2010-2017 гг. eco-trophy.ru