Сооружения

все для охоты

В представлении обывателя охота - это простое бродяжничанье с ружьем, к тому же бессмысленное. Они не знают и не хотят знать, что очень часто даже для добычи одного-двух тетеревов охотнику приходится не только много пройти, долго ждать, но и предварительно поработать, чтобы свершилось действо, для него намного милее театрального.

Основой многих охот является сооружение, должное скрыть от всех диких животных человека, давно уже обособившегося от их мира - вызывающего страх у них. Конечно, чаще всего охотник использует в качестве укрытия все естественное, что попадется у него на пути. То он спрячется в густой ельник, то крадется под прикрытием камня, то просто недвижимо стоит на снегу в белом маскхалате. А то заберется на чердак заброшенной фермы и караулит волков у брошенной неподалеку привады. Но на многих охотах не обойтись без, пусть и простейшего, но сооружения. Как его строить - тема отдельная. Теперь разговор о том, как охотники называют такие укрытия.

Подкарауливают зверя или птицу на одном месте в основном в сидячем положении: так и самому удобнее, и объем меньший занимаешь - не сильно выделяешься. Такие способы охоты известны как засидки, на засидках. Так же называется и само место, где прячется охотник.

«На суходоле, конечно, можно выкопать яму, в болоте или на воде устроить засидку - бочку...» - писал известный охотовед Я. Русанов.

Кстати, чаще всего сидеть в примитивной засидке довольно неудобно, утомительно, к тому же мешает то плохой обзор, то комары, то капли сверху, то сквозняк сбоку - сидеть не хочется, встать бы, походить, размяться, но этого делать никак нельзя. Это маленькое отступление - специально для непосвященных, чтобы не казалась им засидка нечем вроде вольтеровского кресла.

Всем известно, подобные приемы применяют и военные, которые неприятеля ждут не в засидке, а в засаде. Возможно, потому у них прижился такой термин, что командиру важно посадить в укрытие бойцов, а будут они там стоять или лежать, это уже зависит от обстоятельств.

Известный путешественник и охотник Пржевальский, будучи по профессии военным в высоком чине, в своих книгах путешествий упоминает об охотах из засадок - так, по-охотничьи, перефразировал он военное понятие.

При охоте таким способом на медведя охотнику удобнее всего разместиться на дереве, и вовсе не потому, что так безопаснее. Сверху лучше обзор - удобнее хорошо прицелиться и сделать убойный выстрел. А зверю труднее обнаружить человека - и зрением, и обонянием. Чаще всего высоко поднятый над землей настил из жердей для стрелка называют лабазом. Купцам на Руси хорошо было известно это слово, обозначающее у них складское помещение. В этом же значении оно ис­пользовалось таежными промысловиками, так они называли особенный небольшой амбарчик на столбах для хранения припасов и добычи. Но первоначальное значение слова - «навес», «шалаш», и заимствовано оно из тюркских языков.

Правда, другие ученые склоняются к мнению, что слово это славянское, родственное слову «лавка». В Тверской области лесной народ называет такое сооружение - сижа. Происхождение его такое же, как и у засидки.

Под скрадыванием дикого животного мы понимаем незаметное преследование, приближение к нему охотника. Но укрытие, к которому подходит зверь, не подозревая об опасности, называется у охотников еще и скрадком. Получается, что скрадывать можно и будучи неподвижным.

Правда, существовали и подвижные укрытия-скрадки, например при промысле сурков, когда охотник толкал перед собой деревянный щит на колесах и под его прикрытием подбирался к зверьку на выстрел. Скрадок - это уже более серьезное сооружение, чем засидка, когда можно просто засесть в укромном месте. Его строят, хотя нередко все строительство ограничивается набрасыванием на куст дополнительных веток и травы.

Ну и конечно, очень часто охотник строит в качестве за- сидки или скрадка шалаш, почти такой же, как и тот, в котором он ночует, а то и живет днями и неделями на берегу реки или на опушке леса. Это слово, заимствованное скорее всего из татарского языка, стало русским в глубокой древности.

Можно вспомнить, как писал о жизни в шалаше на берегу озера известный писатель Юрий Казаков: «И я решил пожить здесь. Сделал себе шалаш и, обходя каждый день свои владения, открывал все новые и новые чудеса... К полудню я сильно устал и решил переждать дневной зной в шалаше. Шалаш мой со стороны никак нельзя заметить. Стоит он под старой елью, ветви которой давно обросли сизыми бородами...»

В последнее время широко распространились западноевропейские способы охоты с вышек. Фактически это тот же лабаз, но более комфортабельный. Сделать таким его можно потому, что чаще всего вышка служит не один день и даже не один год и располагается возле прикормочных площадок, куда постоянно приходят звери. О происхождении слова говорить не надо.

Но стоит упомянуть, что если сохранится тенденция строительства сказочных избушек, домиков, теремков на «журавлиных» ножках и с креслами внутри, то молодым охотникам придется придумывать для них специальное название: слишком «приземленное» слово «вышка» перестанет всеобъемлюще характеризовать столь необычайное сооружение.

Смотрите также:

    Охота и «охоты»

    Появились любители фантазировать, воображать и, по их утверждениям, наблюдать, подсматривать за бесплотными, а следовательно, не щелкающими клювами и не сверкающими глазами существами по имени привидения

     

Источник: http://www.hunstory.ru

Меню

Некоммерческий информационный сайт для любителей рыбалки и охоты.
Напоминаем вам о необходимости получения всех требуемых законом лицензий и разрешений!
2010-2017 гг. eco-trophy.ru